Читая книгу Т. Брыжик – 5.

 Рассказы о глиняной игрушке.

 Шевченко Б.А. (часть 5)

Опять из писем Спесивцева от 3 февраля  1995 года, стр. 108-109 книги Т. Брыжик.

Очень интересные и правильные мысли об ответственности мастеров.

Не ясна мысль по поводу “иммитаторов”. Но ведь так в народном искусстве было всегда. Сёстры Гончаровы вспоминали, что их мама не была из гончарной семьи и когда она захотела начать лепить игрушку, то часто ходила за советами и “образцами” к лучшей свистюлишнице Казацкой слободы, своей дальней родственнице Лисициной (Лихачёвой) Татьяне Павловне (1860-1954). И в те времена признание свистюлишницы в обществе никак не определялось тем критерием, что она придерживается древних канонов и пр. Главное было то, что она продаёт на рынке больше всех игрушек. Я подозреваю. что на всех Российских промыслах в XV-XVIII веках вряд ли были мастера, которые сильно задумывались о традициях, канонах, художественной ценности игрушек. Всё это появилось потом, значительно позже. А глиняная игрушка – копеечный товар, а значит, чтобы хорошо заработать дополнительные деньги, нужно их лепить быстро, много и так, чтобы можно было удачно продать.

Повторение лучших образцов – это основа ремесла. Трудно представить, что было бы с оскольскими горшками, если бы каждое поколение гончаров думало об оригинальности, художественной ценности, дальнейшего развития… и так далее. Кто-то стал бы делать квадратные горшки, кто-то – треугольные…

И совсем непонятна мысль Спесивцева о “зомби”. Как возрождать народное искусство в наше время, не опираясь на археологические образцы – если они есть. Или это не искусство тогда в древности было? Или оно  появилось только в XIX веке? Лучшие образцы старооскольской игрушки – это XIV – XVIII века. Но об этом я уже много писал ранее и всё это есть на сайте.

И в продолжении темы – конечно возрождать игрушку на базе археологических находок должен уже мастер и процесс этот конечно очень сложен. Море вопросов, на которые ответ может дать чаще всего только собственная интуиция, прошлый опыт, знание истории. Если Спесивцев имел в виду это, то да, конечно.

А вот книгу такую писать и издавать Спесивцеву нужно. Большой мастер может подсказать  ценные мысли, дать важные советы. Вот только когда реально эта книга может появиться?

Небольшая информация “в тему” из письма от 15 апреля 1995 года, стр.113.

Только что об этом писал. Воскрешение игрушек мастерами по археологическим образцам – это по Спесивцеву “зомби” – с одной стороны. А, с другой стороны, воскрешение самим Спесивцевым  кадильницы – “творческая работа”. Вроде бы – не стыковка.

Но я только что об этом писал. И археология здесь не при чём. Любое произведение народного декоративно-прикладного искусства может быть либо зомби, либо творческой работой. В противном случае – это авторская работа, не имеющая отношения к народному искусству. Всё зависит от мастера, от его отношения к работе, от знания канонов и следования им. По всему Советскому Союзу, например, рисовали “хохлому”, а возможно и сейчас рисуют. Результат… Ну,  понятно…  Хотя, возможно, где-то на Алтае хохлома была ещё хохламее, чем в самой Хохломе…

По всей России дети лепят в детских садах из пластилина “дымку”, “филимоново”, “каргополь”, повторяя народные образцы, испорченные властью. Так велит программа… И в Старом Осколе лепят то же… Правда у детей получается… как получается. Заманчиво заявить, что это и есть развитие промысла. Не может развивать что-либо тот, кто не освоил образцы отработанные столетиями и на стал в результате этого – мастером. Если нет, то это, в лучшем случае – авторские образцы, а в худшем – халтура.

 Продолжение следует.

Далее смотри здесь.

 

 

 

 

Share this post for your friends:
Friend me:
This entry was posted in Третий цикл 2011-. Bookmark the permalink.

Comments are closed.