Статья Андрусенко Е.А.

Елена Алексеевна   Андрусенко является зам. директора музея по научной работе. Не помню её более ранних статей, хотя всё может быть – на сайте музея встречал несколько статей, в которых  автор не указан.

Статья называется «Коллекция глиняной игрушки в собрании Старооскольского краеведческого музея». Статья в целом хорошая. Полтора десятка ссылок на серьёзные труды. Но…

  1. Более половины текста посвящено тому, что на территории нашего города до 1593 года люди постоянно не жили и гончарством, а тем более производством игрушек, не занимались. И только к концу XVII века «скорее всего… появляется местная игрушка…». Между делом автор пишет, что «известно 106 памятников археологии на нашей территории… от каменного века до периода средневековья». Возраст большинства памятников определён «по найденной керамике… но ни на одном … не были найдены глиняные игрушки». Вот и в Холках (XII-XIV вв.) игрушки не нашли. И в Туле (причём здесь Тула?) игрушек было больше то в крепости, то в посадах. А вот когда будет изучен весь культурный слой города, то может выясниться, что гончарство и игрушка появились раньше, да и то, если это согласуется «с имеющимися письменными источниками».

- Что можно сказать по этому поводу? Имеет ли автор право так думать (как спрашивал меня С.Комаров)? Конечно, имеет. Только так прямо нужно и писать – «я так решила!» И не ссылаться для большей достоверности на полтора десятка научных трудов.

Проще всего в этой ситуации мне сказать – пусть эти выводы  будут  на совести автора. Но пару замечаний сделать необходимо:

А)  106 памятников на территории городского округа и везде была керамика – по ней возраст определяли. Но на территории города горшки не лепили. На многих бугорках вдоль рек Оскол и Осколец  были найдены поселения людей. Но древние люди принципиально не замечали природной крепости, защищённой с двух сторон реками и болотами, а с третьей стороны трудно проходимым дубовым лесом – это территории старой части нашего города. Глупые были люди, однако, со времён каменного века и до средневековья.

Б) Автор не может не знать, что Поосколье практически не исследовано археологами. Прошли две небольшие разведочные экспедиции и, ориентируясь в основном на «подъёмный материал», выявили эти самые памятники. Были ли раскопки. Конечно, были и даже две. Раскопали «Пьяный курган»  бронзового века возле Лукьяновки и в Холках несколько лет копались немного воронежские археологи. Не нашли игрушки? Да их никто и не искал. Возле Лукьяновки была раскопана могила мастера-литейщика. А в Холках была чисто военная крепость, в которой не было женщин и детей.

В) Автор работала в Холках с археологами (так она мне рассказывала) и должна знать, что в этом месте было две крепости. Возраст меньшей, по найденной керамике, археологи оценили как первое тысячелетие до нашей эры. Большая крепость – это XI-XIII века. Как только появились монголы  – а это 30-е годы XIII века – гарнизон крепости ушёл из неё.

Г) Как автор собирается изучать «культурный слой города»? Не знаю. Недавно возле администрации города экскаваторами снимали на довольно большой территории тот самый культурный слой и вывозили его вместе с артефактами на свалку. Проникнуть на площадку я не смог – высокий забор и охрана на воротах. Водитель самосвала сказал, что им запрещено говорить, куда грунт вывозится. Я к музейщикам с надеждой, что они до сих пор ничего не ведали и вмешаются в это безобразие. Руководство музея мне ответило примерно так: «Мы знаем, что закон нарушается. Но отвечать будет тот, кто закон нарушает. А мы здесь причём?» Я «принципиальную позицию» сотрудников музея понял – зачем ссориться с администрацией города, которая им заработную плату обеспечивает? А вот когда-нибудь они территорию города раскопают, и все проблемы решат… Оптимизм, не знающий границ.

Д) Нужно хоть за что-нибудь похвалить автора. Кардинальный сдвиг в мышлении музейных работников налицо. Лет 20 они мне категорично заявляли, что все найденные на территории города игрушки – это XIX век, а раньше их просто не было. Но в статье допускается, что игрушки могли появиться в городе аж в XVII веке. Хотя в 4-й цветной иллюстрации музейные игрушки XVII-XVIII веков отнесены «традиционно» к XIX веку.

2. Оставшаяся часть текста статьи посвящена музейной коллекции. Только несколько замечаний.

А) В 1992 году в музей принесли игрушки два школьника Рома Засецкий и Женя Шуваев. Про Женю музей уже забыл.

Б) Автор предполагает, что в погремушки перед сборкой мог засыпаться горох. Очень смелое предположение. Что от него останется после обжига погремушки при температуре 800-850 градусов?

В) Автор мимоходом замечает, что старооскольская игрушка имеет сходство с игрушкой «романовской, тульской, воронежской». Если сравнить игрушки – ничего похожего. Сошлюсь на известного исследователя игрушки Фрумкина Александра Наумовича [Фрумкин А.Н. Каталог выставки «Народное гончарство России» -М.:  Советский художник, 1987 г. С. 84.], который считает, что наша игрушка есть уникальный и единственный в России сохранившийся промысел  посадской игрушки.

3. В заключении автор выражает надежду, что музейная коллекция «будет пополняться, сохраняя свою научную и художественную ценность».

Я, естественно, присоединяюсь к этим надеждам. Только кроме надежд на то, что кто-то ещё принесёт в музей игрушки, необходимо сотрудникам музея, хоть изредка, вставать и ходить по Казацкой слободе, беседовать с жителями и, прошу прощения, рыться на свалках мусора. В этом случае коллекция музея будет реально и постоянно пополняться.

  11 января 2016 г.                                 Борис Шевченко

Share this post for your friends:
Friend me:
This entry was posted in Мы с вами не согласны, Новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.