Статья Л.Иваненко

2. Первый цикл публикаций по глиняной игрушке

Наши (или подготовленные с нашим активным участием) первые публикации в СМИ (1993 – 1999 годы) были посвящены русской народной глиняной игрушке вообще и нашим находкам старооскольских народных глиняных игрушек в частности. А также предварительному анализу игрушек и анализу творчества современных потомственных народных мастеров “свистюлишников”.  http://igrushkashb.ru/?p=183

Но некоторые наши работы из этого цикла пока существуют только в рукописном виде и ждут своей публикации на данном сайте.

При подготовке этих материалов для размещения на сайте, нам не удалось найти электронных копий большинства из них.  Было принято решение сканировать работы из Подборки материалов и размещать их в таком оригинальном виде, комментируя, в случае необходимости.

Самая первая публикация о старооскольском гончарстве вообще и об игрушке в частности – статья корреспондента газеты Иваненко Л.  «Жили-были на Подгорной гончары.» ( газета «Зори», 26.08.1993. -Старый Оскол). (2 по Списку)

Статья была написана по инициативе Любови Михайловны. Мы с ней долго беседовали, совершили несколько экскурсий по Казацкой слободе и вот родилась такая статья.

Некоторые замечания:

Не буду останавливаться на мелких непринципиальных неточностях, но некоторые замечания по статье сделать всё-таки необходимо.

1. «А игрушка и даже посуда уже не могли прокормить мастера, каким бы он знатным ни был.» (1 страница, 2 столбец)

Дмитрий Иванович никогда не лепил игрушку, считая это «баловством». Только несколько раз, вспоминал он,  для детей и внуков лепил немного мелкой (игрушечной) посуды.

А посуда, несомненно, могла бы «прокормить мастера», но налоги на занятие ремеслом были непосильными. Однажды он сказал мне: «Спасибо Маленкову, за то, что он, после смерти Сталина, отменил все долги ремесленников по налогам. Если бы не он, то я бы, наверное, до сих пор выплачивал долги моего отца.»

2. Доставали её непременно зимой, кололи мерзлоту – колодцы метров 30 в ширину, 20 в глубину …» (1 страница, 3 столбец)

Что-то здесь корреспондент напутала.  К сожалению, и это традиция газеты, статьи после набора на вычитку не даются.

Когда в начале зимы устанавливались устойчивые морозы, то копался обычный колодец 1,2 х 1,2 метра и на 1,5 – 2 метра в глубину. Устанавливался невысокий сруб и ворот – как у колодцев на воду. Дно прикрывали старыми тряпками, чтобы не промерзало, и оставляли на 3 – 5 дней, чтобы стены колодца хорошо промёрзли. Потом колодец углубляли ещё на 1,5 – 2 метра и так далее, пока не упирались в слой глины «синики». Затем таким же образом разрабатывался слой глины. Из одного колодца, в зависимости от толщины слоя синики, брали 5 – 8 возов глины.

Копачи, так называли людей для которых добыча глины зимой была прибыльным промыслом,обычно, копали сразу же два колодца на расстоянии 5 – 7 метров друг от друга и по слою глины соединяли их. «Чтобы был сквознячёк» и быстрее промерзала выработка. В этом случае удавалось добыть из такой системы до 20 - 30 возов глины. Никакого крепления выработки не было –   работал только мороз.

Нередки бывали случаи, когда выработка обрушалась и копачи гибли.

3. «…настоящим считался тот гончар, что вытянул горшок и кувшин.» (2 страница, 1 столбец)

По словам Дмитрия Ивановича, критерием мастерства была корчажка.

- Только отец пойдёт на обед, я сажусь за круг и тяну корчажку. Пришёл отец, срезал её с круга, повертел и смял – значит – плохая работа. А вот когда повертит, царапнёт крестик какой-нибудь на донышке и поставит сушить на полку – значит – я с этого момента стал гончаром. А после обжига ещё всем соседям покажет: «Смотри-ка, какую корчагу мой Димка вытянул.»  И вся улица знает, что я – гончар. Значит, когда отца нет дома, я могу садиться за круг и работать, помогать отцу. Со мной начинали здороваться “за руку” и называть по имени-отчеству окрестные гончары и это было очень почётно. Я уже не был пацаном, как все. Я уже был – мастер. Кувшинов лепили мало. Это та же корчага, только носик оттянут и ручка примазана. Возни больше, а покупалась такая посуда хуже. Корчажки хорошо продавались. Их в основном и тянули наши горшколепы.

4. Несколько слов о фотографиях в статье.

На 1 странице фотография Дмитрия Ивановича Распопова с его последним изделием – копилкой. Небольшую партию копилок он изготавливал по заказу московских коллекционеров и несколько штук оставил себе. После их обжига горн во дворе усадьбы был разрушен и больше уже не восстанавливался.  Вторая фотография, не очень удачная, моего кота Тошки, который «очень любил» одного петушка сестёр Гончаровых – тёрся о его головку своей щекой и начинал облизывать его головку. Видимо сёстры часть краски развели в посуде из под валерьянки и кот это чуял.

На 2 странице: 6 петушков Шевченко Аллы Григорьевны – авторские работы по мотивам игрушек различных промыслов; баранчик Шевченко (Бородиной) Марины Борисовны с ангобной росписью; две игрушки бабы: слева – неизвестный мастер XVII века, справа – мастер конца ХХ века Шевченко А.Г.

На 3 странице фотография игрушек сестёр Гончаровых (петушок, медведица, баранчик), которая была напечатана на другой странице газеты, но я её размещаю рядом со статьёй, так как она “по теме”.

14.06.2011 г.                             Борис Шевченко

Share this post for your friends:
Friend me:
This entry was posted in Первый цикл 1993-1999. Bookmark the permalink.

Comments are closed.