1. Комментарии к статье Ксении Белоус.

Полностью привожу статью Ксении Белоус, размещённую в Интернете по адресу

http://jes-j.narod.ru/regosobdpt3c.html

Те положения статьи, которые вызывают у меня сомнения, выделены синим цветом и в конце статьи прокомментированы. Вот оригинальный текст.

———————————————————–

                         Старооскольская глиняная игрушка
В отличии от давно известной в России кожлянской глиняной игрушки, Старооскольскую, как самостоятельный промысел, исследователи выделили лишь в середине 80–х годов прошлого века. Ведь Старый Оскол в недалеком прошлом был курским уездным городом.
Искусствоведы делят народную игрушку на крестьянскую, посадскую и городскую. Давно известны крестьянские — рязанские и каргапольские, городские — романовские игрушки. А посадская, казалось, навсегда утрачена. Именно такую игрушку в неиспорченном виде нашли в Старом Осколе. Женские фигурки ярко представляют лицо промысла.
Посадская игрушка представляет собой нечто среднее между городской и крестьянской. В ней нет жанровой описательности, которая присуща городской, нет и условности и упрощенности крестьянской игрушки. В этих фигурках сразу узнаешь домашних животных. Игрушки забавны, но в то же время радуют глаз изящность и точность передачи образа.
В Староосколье одним из древнейших промыслов был гончарный. Его развитию способствовали многочисленные залежи глин. Целые семьи занимались гончарством. И почти всюду, лепили «мелочь» — свистульки и забавные фигурки. Занимались этим «потешным» делом женщины и дети: лепили и расписывали после обжига. Для обжига устраивали в меловой горе горны, заготавливали огромные пни, чтобы долго тлело и держалось тепло.
С конца XVIII века известен гончарный промысел города Старый Оскол. Гончары селились в слободе на Казацких буграх. Они лепили из местной белой глины бытовую посуду. Традиционная старооскольская игрушка — это фигурка не более 10 см в высоту, изображающая людей или животных [30].
Особого расцвета промысел достиг в конце XIX в., но к 30–м годам XX в. Угас. Старые мастера не имели учеников. Дети и внуки не наследовали, как было в старину, родовое ремесло. Стали считать это кустарщиной, признавая только фабричный образец. И, казалось бы, погиб промысел старооскольский, как случилось во многих других русских городах, но несколько лет назад благодаря усилиям искусствоведов и старых мастеров он был возрожден.
В 1985 г. Приехал в Старый Оскол искусствовед Н. Никитин и разыскал уже немолодых народных игрушечниц — сестер Гончаровых, Ольгу Михайловну (1911–1997) и Наталью Михайловну (1918 г. р.), — привез им глину и уговорил мастериц вылепить несколько игрушек. Сам Никитин их обжег, а Гончаровы раскрасили. Получились необыкновенно интересные и веселые игрушки. В 1987 г. старооскольская игрушка появилась на выставке «Народное гончарство России» [31]. Так бабушки Гончаровы вернули в нашу жизнь старинную детскую забаву, возродили технологию ее изготовления, которой овладели еще в детстве и которую хранили в памяти долгие годы [32].
«Мы как разукрасим свистульки зелёнкой и малинкой и выйдем на базар расставим игрушки. Сейчас же ребятишки сбегаются, кругом облепят. Смотрят, дивуются, то шумят, то притихнут — глядят на игрушки молча. Ведь это же красота!» — вспоминает мастерица [33].
Интересны игрушки Ларисы Павловны Шамыгиной, дочери потомственного гончара. Её работы особенные, несколько грубовато вылепленные, с незамысловатой раскраской. От этих фигур веет глубокой архаикой. Этим они и ценны для науки.
Незамысловатые, по–детски наивные фигурки барышень, всадников, мишек, петушков и баранчиков, радуют глаз формой и росписью. Глиняные игрушки Гончаровых и Шамыгиной — постоянные экспонаты на всех выставках народного творчества в Старом Осколе и Белгороде, а также на многих всероссийских выставках.
Сегодня, когда, старооскольская глиняная игрушка занесена в каталог «Народные промыслы России», уже гораздо смелее применительно к ней можно пользоваться такими гордыми прилагательными — определениями. И всё же, самым убедительным доказательством своей исторической и художественной ценности является она сама [34].
Старооскольскую игрушку легко отличить от других — она ни чем не тонируется, не глазуруется. Мастера Оскольского края, отдавая дань благородству материала в котором они работают, словно предлагают зрителю полюбоваться и оценить выразительные свойства глины. Шероховатая, хранящая бугорки и вмятины от пальцев умелых и быстрых рук мастера, поверхность игрушки лишний раз указывает на рукотворность этого маленького глиняного чуда, способного передавать энергию солнца, земли, воды, огня, сошедшихся вместе в этом волшебном материале.
Старооскольская игрушка обладает простотой и лаконичностью форм. Обусловленные принадлежностью к промыслу, то есть необходимостью заработать, простые, отработанные временем, «скорые» приёмы лепки, передающиеся от поколения к поколению «традиционные» это то, что роднит с любой другой народной игрушкой. Эта, возможно вынужденная, а может намеренная простота компенсируется семантическим богатством, наполненного символическим значением декора, в Старооскольской игрушке — росписи [35].
Изучая творчество Гончаровых, выросло уже не одно поколение современных мастеров, среди которых народные мастера Старооскольской игрушки Владимир Иванович и Татьяна Викторовна Лобынцевы, Валентина Павловна Пырьева, Валерий Евгеньевич Шевцов, Татьяна Анатольевна Шиян.
В настоящее время в городе работают Центры по изучению и пропаганде декоративно — прикладного творчества. Так в Старооскольском Центре декоративно — прикладного творчества работают с высокой отдачей творческих сил Народные мастера Старооскольской игрушки В. И. и Т. В. Лобынцевы. Владимир Иванович и Татьяна Викторовна много лет преподают в Старооскольской школе искусств им. Эрденко. Они — авторы собственной методики преподавания «Старооскольская игрушка», которая стала лауреатом 2 степени конкурса профмастерства Международного фестиваля художественного творчества «Мир вокруг нас», проходившего в августе 2007 г. в г. Сызрань Самарской области. Лобынцевы успешно руководят клубом по изучению Старооскольского гончарного промысла «Традиция», образованного при Старооскольском Центре декоративно — прикладного искусства, членами которого являются преподаватели общеобразовательных школ, руководители кружков, мастера декоративно — прикладного искусства города и просто любители. Клуб занимается изучением истории возникновения и развития традиций местного гончарства. Задача клуба возродить утрачиваемые традиции для будущих поколений, обучить новых мастеров для того, чтобы не дать в дальнейшем угаснуть этому промыслу.
____________________
30. Скобликова Т. Е. Традиционнее Курские гончарные промыслы: прошлое и настоящее. Люби и знай свой Курский край: учебно–методическое пособие. Под ред. М. В. Оловянниковой. — Курск, 2007. — с. 81.
31. Скобликова Т. Е. Традиционнее Курские гончарные промыслы: прошлое и настоящее. Люби и знай свой Курский край: учебно–методическое пособие. Под ред. М. В. Оловянниковой. — Курск, 2007. — с. 84.
32. Бочарова Н. В. Старооскольская глиняная игрушка. Декоративное искусство и народные промыслы Курского края: Сборник статей. Под ред. Н. К. Шабанова — Изд–во, 2006 — с. 25.
33. Бочарова Н. В. Старооскольская глиняная игрушка. Декоративное искусство и народные промыслы Курского края: Сборник статей. Под ред. Н. К. Шабанова — Изд–во КГУ, 2006 — с. 25.
34. Белых И. В. Традиционная народная Старооскольская глиняная игрушка – как памятник духовной и материальной культуры русского народа.
35. Белых И. В. Традиционная народная Старооскольская глиняная игрушка – как памятник духовной и материальной культуры русского народа.

© При использовании информации необходимо сделать ссылку на данный ресурс и указать автора. Ксения Белоус.

———————————————————

Ссылка сделана, автор указан.

Мои комментарии:

1. «В Староосколье одним из древнейших промыслов был гончарный. Его развитию способствовали многочисленные залежи глин. Целые семьи занимались гончарством.»

Залежи глин не были многочисленными. Хорошую беложгущуюся глину «синику» копали только в лесу Горняшка на глубине от 3 до 7 метров, а иногда и глубже. Заготавливали глину зимой шахтным методом люди, которые на этой работе специализировались – это был их промысел. Этих людей называли «копачи». Это был тяжёлый и опасный труд. Воз глины стоил примерно 3 рубля. Столько же стоила молодая корова или «горн горшков» – это примерно 300 штук гончарных изделий.

По словам последнего гончара Старого Оскола Дмитрия Ивановича Распопова, копачи добывали до 70-80% объёма синики. Остальную глину копали некоторые гончары сами, в частности из соседей – Павел Борисович Распопов с родственниками. Примерно с середины января до середины февраля работать в мастерской гончара – в «подлазе» – было «себе дороже», слишком много дров уходило на отопление. В это время гончары занимались ремонтом старого или строительством нового горна, выполняли различные накопившиеся хозяйственные работы по дому. И только некоторые из них, подготовив шахту в начале зимы, занимались заготовкой глины.

Другая беложгущаяся глина низкого качества «пескуша» была совсем рядом – в  логу в конце улицы Меловая. Эту глину гончары копали сами, иногда добавляя её немного в синику – «для экономии».

Некоторую неответственную посуды, а также трубы, подставы (горизонтальные дымоходы), рыбацкие грузила изготавливали из красножгущейся глины, которую копали в склонах лога у селения Николаевка и которую гончары, при необходимости, копали и завозили сами.

Утверждение «целые семьи занимались гончарством» тоже не совсем верно. Гончарное ремесло довольно тяжёлое и занимался им глава семьи. У хозяйки и детей было много других дел по хозяйству с ранней весны до поздней осени. Конечно, по мере необходимости, вся семья помогала основному кормилицу: выполняли некоторые работы по подготовке глины; иногда – изготовление подставов, переноска изделий от подлаза к горну и обратно, нанесение «поливы» на горшки перед обжигом и другие мелкие неответственные работы. Старшие сыновья частенько начинали помогать отцу в работе.

Игрушки для своих детей лепили почти все жёны гончаров (не покупать же на рынке), а на продажу – только некоторые из них. На продажу лепили игрушки обычно в зимнее время к весенним ярмаркам. Можно сказать, что это был сезонный промысел. Гончары (их на Казацкой называли “горшколепы”) игрушку не лепили, считая это «баловством», а тех, кто лепил игрушку на продажу, называли пренебрежительно «свистюлишницы».

Конечно, были исключения. Если семья теряла кормилица, то «чтобы как то выжить», женщине приходилось выкраивать время для лепки игрушки круглый год. В этом случае обычно обжигал игрушки гончар родственник или сосед, за помощь в загрузке и разгрузке горна. Иногда во дворе лепился небольшой горн и игрушки обжигались в нём.

2. «Заготавливали огромные пни, чтобы долго тлело и держалось тепло.»

Гончары пни не заготавливали, так как стоил воз пней не дорого. Этим занимались окрестные крестьяне в свободное время. Пни нужны были не любые, а дубовые. Строевой дуб имеет диаметр у основания примерно 20 – 30 см, а значит, такие же были и пни. Крестьяне приходили на лесные вырубки с быками, подкапывали пни и вырывали их вместе с крупными корнями. Как правило, у каждого гончара были один – два знакомых поставщиков дров, с которыми он договаривался о времени и цене следующей поставки топлива.

Технология обжига была такой. Вначале горн разжигался сосновыми дровами. Температура поднималась примерно до 200 градусов и выдерживалась 1 – 2 часа. Затем в дело шли расколотые дубовые пни и крупные корни. С их помощью температуру в горне повышали до 800 – 850 градусов. Определялась эта температура довольно просто. После загрузки горна изделиями, он закрывался специальной крышкой. Гончары говорили «зачерепить» горн. То есть в несколько слоёв (до 10-15) на обжигаемые изделия укладывались крупные черепки неполивной посуды (среди этих черепков укладывали часто и глиняные игрушки). Когда при обжиге этот слой приобретёт малиновый цвет, то это означало, что он раскалился примерно до 800 градусов – это на выходе из горна, а внутри – примерно 850 градусов.  При этом дрова не “тлели”. Топка гудела от интенсивного пламени. Эту температуру нужно было выдержать примерно час, а затем постепенно снижать, подкладывая меньше дров. Обжиг обычно занимал 7 – 10 часов (в зависимости от размеров горна). Остывал горн часов 12 – 14. Если гончар спешил, то разгрузку можно было начинать когда черепки крышки станет возможно брать голыми руками. Если не спешил, то не трогал горн ещё несколько часов.

3. «С конца XVIII века известен гончарный промысел города Старый Оскол.»

Гончарное ремесло в нашем городе было, по крайней мере,  с XV века, а возможно и ранее. Параллельно появился и промысел глиняной игрушки. Об этом мы уже писали на данном сайте в статье о канонах промысла.

Кстати, согласно Дозорной книги разрядной росписи в Старом Осколе в 1615 году было три гончара.

4. «Гончары селились в слободе на Казацких буграх.»

Не совсем верно сказано. Рядом с меловыми буграми была Казацкая слобода. И в основном казаки занимались гончарным ремеслом. Выше по реке Осколец на сравнительно ровной местности примерно в конце XVIII века появилась Гончаровка, где тоже много было гончаров из казаков. Дмитрий Иванович говорил, что был хороший гончар в районе Углы.

5. «Особого расцвета промысел достиг в конце XIX в., но к 30–м годам XX в. Угас.»

Как всё просто – взял и угас промысел. Молодежь не захотела играть старыми глиняными свистульками – подавай им фабричные жестяные машинки, целлулоидных лебедей  и резиновые пищащие собачки.

А дело было далеко не так. Гончарное ремесло и промысел глиняной игрушки были целенаправленно уничтожены. Не могла советская власть примириться с частным предпринимательством. Власти пытались объединить гончаров в артели, но они отказывались. Тогда ввели жестокие налоги – гончар должен был заплатить налог больше, чем мог заработать на продаже своих изделий. А в 1931 – 34 голодных годах люди падали на улице и умирали. Хоронить было некому. Жильцы близлежащих домов выкапывали рядом небольшую траншейку, сталкивали туда труп и прикапывали землёй. В это время вымерли многие семьи гончаров. Это мне рассказывали сёстры Гончаровы.  Не хотелось в это верить. Но лет 10 назад рядом с улицей Ленина рыли траншею под какой-то кабель. Я видел на срезе траншеи черепа и костяки людей на глубине 20 – 30 см прямо под асфальтом. Это была наглядная иллюстрация к рассказам сестёр.

Некоторые свислюлишницы, чтобы выжить с детьми во время войны (мужья то были на фронте), начали лепить игрушки и торговать на рынке. Дора Лихачёва работала на «Селикатке». Денег не платили, а иногда давали что-нибудь из еды и одежды. Она рассказывала, что вечерами лепила игрушки, и обжигала их крадучись на работе в печах обжига извести. Продав на рынке в воскресенье 120-150 игрушек, она могла на вырученные деньги купить детям булку хлеба и корчажку молока. Этим она спасла почти всех своих детей. Галина Горячева лепила много игрушек, обжигала и сдавала не раскрашенными в кантору «Селикатки».

Сразу после войны гончарам инвалидам войны резко снизили налоги и разрешили заниматься гончарством. На Казацкой слободе задымило несколько горнов. В начале 50-х годов гончаров инвалидов объединили в артель «Интруд». Работал в ней и Дмитрий Иванович Распопов. По его словам лепили в основном банки для цветов, да изредка крадучись обжигали небольшие партии горшков дома в старых горнах. В начале 60-х годов и это гончарство окончательно прикрыли.

6. «В 1985 г. Приехал в Старый Оскол искусствовед Н. Никитин…»

В статье Т.Бурик «Игрушка глиняная, старооскольская» (Оскольские Новости, август 1991 г.) написано о М.И.Никитине. Бабушки Гончаровы его называли Мишей.

Скорее всего, это был московский коллекционер и большой знаток глиняной игрушки Михаил А. Никитин.

7. «Интересны игрушки Ларисы Павловны Шамыгиной, … Её работы особенные, несколько грубовато вылепленные, с незамысловатой раскраской. От этих фигур веет глубокой архаикой.» 

Лариса Павловна лепила ту игрушку, которой она научилась у своей подруги Евдокии Михайловны Тарарыевой (в девичестве Гончаровой – старшей сестры сестёр Гончаровых). Это игрушка начала ХХ века. Об этом мы уже писали на данном сайте в статье о канонах промысла.

8. «Старооскольская игрушка обладает простотой и лаконичностью форм. Обусловленные принадлежностью к промыслу, то есть необходимостью заработать, простые, отработанные временем, «скорые» приёмы лепки, передающиеся от поколения к поколению «традиционные» это то, что роднит с любой другой народной игрушкой. Эта, возможно вынужденная, а может намеренная простота компенсируется семантическим богатством, наполненного символическим значением декора, в Старооскольской игрушке — росписи [35].”

Красиво и не очень понятно написано, и ссылка на статью:  Белых И. В. «Традиционная народная Старооскольская глиняная игрушка – как памятник духовной и материальной культуры русского народа». Жаль не указано, где эта статья опубликована.

Что меня смущает? То, что старооскольская народная игрушка особо отличается своей росписью. Это далеко не так. Роспись современной игрушки (конца ХХ века) – это заслуга сестёр Гончаровых и некоторых «искусствоведов», которые подсказывали сёстрам как игрушку расписывать. Но об этом мы уже писали на данном сайте в статье о канонах промысла. И к этому вопросу мы обязательно вернёмся в новых статьях.

Сёстры Гончаровы были большими мастерами и много новшеств внесли в развитие старооскольской глиняной игрушки, но большинство их новшеств не конфликтовали с основными традициями или канонами местной и общерусской глиняной игрушки, а развивали и дополняли их. Я много лет общался с Ольгой Михайловной и Натальей Михайловной и видел, как частенько, введя какое-то очередное новшество, они долго присматривались к игрушке и выносили вердикт:

- Конечно, так красиво. Но что-то не то. Давай Наташа мы так больше делать не будем.

Почему я начал комментировать именно эту статью?

Это просто. По ключевым словам «старооскольская игрушка» Яндекс поставил эту статью на первую позицию. Прочитал её, проанализировал. Статья хорошая, но ряд положений этой статьи комментировать всё-таки нужно. Молодой курский искусствовед начала писать о нашей игрушке. Отлично! Теперь у неё есть возможность получить на моём сайте достоверную информацию по теме.

7.06.2011 г.                                                               Борис Шевченко

Share this post for your friends:
Friend me:
This entry was posted in Каноны нашей игрушки, Мы с вами не согласны. Bookmark the permalink.

3 Responses to 1. Комментарии к статье Ксении Белоус.

  1. duvsh20 says:

    Часто, ваш сайт является местом для поиска нужной информации в том числе и для меня. Если честно, мало подобных сайтов.А вам хочу выразить свою благодарность!

  2. admin says:

    Спасибо за добрые слова.
    К сожалению не смог посмотреть Ваш сайт.
    Успехов в Вашей работе!
    Борис

  3. test1234 says:

    Everyone loves what you guys are usually up too. This sort of clever work and coverage! Keep up the amazing works guys I’ve added you guys to blogroll.